Рената (renatar) wrote,
Рената
renatar

Categories:

Архитектура в фантастике-2: "Волчок для Гулливера"

Сегодня продолжаю начатую здесь тему коллекции архитектуры в фантастических произведениях.

Здания такого типа называют "revolving tower (house или building)" и небольшую их подборку я привожу в конце этого поста. Но до уровня этой идеи современная архитектура еще не дошла.



Еще в детстве на меня произвела впечатление книга С. Абрамова «Волчок для Гулливера», изданная в 1973 г. Уже тогда я пыталась представить себе это сооружение и нарисовать его. Не уверена, что те рисунки сохранились, но, пожалуй, они были первым шагом в сторону моих занятий архитектурой... Под катом предлагаю вам:
1. Вначале прочесть описание "Волчка для Гулливера" в избранных отрывках.
2. Увидеть мою реконструкцию по описаниям.
3. Посмотреть на каком уровне находится нынешняя архитектура по отношению к этой идее - в картинках и описаниях.

Предстоявшая встреча с "Хаус Оушен компании взволновала бы каждого. Ведь само название это было производным от слова "Хаус" - "Дом" с большой буквы - седьмого чуда света в последние десятилетия двадцатого века. До рождения Дома таких чудес было шесть. Туннель под Ла-Маншем, накрепко привязавший Британию к континенту, и пластмассовый мост через Каспийское море, соединивший Баку с Красноводском; пятикилометровая вонзившаяся в небо игла - парижская телебашня, сменившая старенькую игрушку Эйфеля, и свободно плавающий остров-курорт Майами Флай-Айленд; международный космопорт на Луне и постоянно действующая советская автоматическая беспилотная станция на Венере. Дом был седьмым. Седьмым чудом уходившего века, воздвигнутым инженерным гением Доминика Лабарда за шесть лет до начала третьего тысячелетия живущего по григорианскому календарю человечества. Мое примечание: этот прогноз не сбылся - в 1994 году не было даже близко напоминающего Дом проекта... Да и с прочими чудесами так же.

Майк знал о Доме все или почти все, о чем буквально вопили мировая печать и радио, видел Дом на кино- и телеэкранах, на рекламных плакатах и журнальных фото. Двухкилометровой высоты, полтора километра в диаметре поперечного сечения, он походил на гигантский волчок, поставленный на крохотном островке-рифе в Атлантическом океане этаким космическим Гулливером, сошедшим со звезд к земным лилипутам. "Волчок" вращался, не прекращая движения ни днем ни ночью, и, говорили, именно это и обеспечивало ему устойчивость и недоступность для ветров и бурь. Построенный за пределами американских территориальных вод, этот дом-город в 450 этажей, с трехмиллионным населением и собственной индустрией был не государственным, не национальным, а частным владением, личной собственностью миллиардеров Грэгга и Хенесси, контролирующих две крупнейшие и перспективнейшие отрасли американской промышленности - электронную и автотранспортную на воздушных подушках, вытеснившую к конце века почти все виды морского и сухопутного транспорта.

Создание Дома было ответом на предсказания ученых о демографическом взрыве, который якобы вот-вот последует. Так, по мнению строителей дома, могла быть освобождена земля от перенаселяющих ее городов. А города росли и укрупнялись, образуя могучие агломерации, связавшие десятки городов-карликов в единый гигант Мегалополис. С восточным Мегалополисом, объединившим добрую сотню городов от Бостона до Балтимора, был связан и Дом пуповиной-тюбом, ежедневно выбрасывающим с гиперзвуковой скоростью вагоны-поезда на центральных вокзалах Нью-Йорка и Вашингтона.

Не всякой женщине мы можем предоставить работу, а неработающих жен у нас и так слишком много, особенно на верхних уровнях Дома. Бездетность же - обязательное условие его демографической стабильности. Вы можете влюбляться, сходиться, жениться, но только не иметь детей! Иначе - расторжение контракта и высылка по месту прежнего жительства.

Суперкраулеры, напоминающие плоскобрюхих китов с закованными в органическое стекло пустым и прозрачным туловищем, лежали прямо на берегу Темзы. Для них не нужно было строить ни пристаней, ни причалов - достаточно широкой искусственной насыпи, окаймленной невысоким забором. Рядом со своими суперсобратьями, рассчитанными на сотни пассажиров и сверхкомфорт путешествия, лежали более скромные надводные стайеры со вместимостью междугородных автобусов. Но и те и другие пересекали Атлантику запросто за два-три часа. Их звуковая и сверхзвуковая скорость, отсутствие качки и абсолютная безопасность путешествия вытеснили к концу века и морские и воздушные лайнеры. Первые переключились на амплуа плавучих гостиниц и санаториев для людей с избытком денег и времени, а вторые - кто на перевозку грузов и почты, а кто попросту стал металлическим ломом.

...промежуточная рекламная остановка в десяти километрах от Дома, у островка-поплавка с полукружным обзором, супербиноклями и ресторанными столиками. Огромный даже издали красный волчок Дома казался единственным мазком волшебной кисти по густой синьке моря и неба.
- Нравится? - спросила стоявшая рядом стюардесса
- По-моему, островок не так мал. Шире Дома, - сказал Харди.
- Все это пристройки. Причалы и морской вокзал. Искусственно расширенная площадь.
- А основание Дома?
- Сто пятьдесят метров в диаметре. Такова же и вышка. А посредине - около двух километров. Зеленые полоски видите?
- Серые.
- Так это издали. А вблизи все это зеленые насаждения. Лесопарковые галереи-кольца. Чем выше, тем шире.
- Он кажется совсем неподвижным, - все же заметил он.
- Только издалека. Будем подъезжать - увидите, как крутится эта игрушка.

Последние десять километров они прошли со скоростью обычного торпедного катера. И с каждым оставшимся позади отрезком пути громадина становилась все больше, заслоняя небо и солнце. Сейчас Гулливеров волчок уже не восхищал, а пугал, подавляя своими размерами и почти беззвучным кружением. Сходство с волчком еще более усилилось - ведь любой детский волчок бесшумен, пока не иссякнет энергия вращения. А эта энергия не иссякала, сохраняя один и тот же неизменный ритм, точь-в-точь включенная в розетку бесшумная электробритва. Краулер на искусственном покатом причале, ожидавший старта, казался коричневым жучком под красным парасолем художника. Да и красный цвет его вблизи выглядел блестяще-багровым, как еще не высохшая кровь.

Лестница вытянулась лентой и привела в большой круглый зал, отделенный цветным пластиком и нержавеющей сталью. Он замыкался вокруг такого же круглого, массивного и красного стояка с открытыми проходами внутрь. Именно здесь столкнулись два человеческих потока: прибывшие устремились к красным проходам, встреченные - к широким дверям в стене, похожим на ворота скаковых конюшен.
- Спешат к тюбу, - пояснил Джонни, - за три минуты выплюнет тебя в Нью-Йорке или Филадельфии.
- А куда эти проходы ведут?
- К лифтам. Это основание конструкции Дома.
- Почему же оно не вращается?
- Вращается только надводная внешняя оболочка.
- Зачем?
- Вращение по принципу ионокрафта создает ионизированный поток воздуха, своеобразный "электрический ветер", отбрасывающий атмосферные воздушные потоки. Поэтому Дому не страшны никакие тайфуны и бури.
- Переход от стабильной к движущейся части обеспечивают эскалаторы?
- Конечно. Семь лент, выкрашенных в цвета спектра. Кстати, так же выкрашены и двери лифтов. Семь цветов - семь скоростей от непрерывной лифтовой ленты до лифтов-экспрессов и лифтов-"мгновенников". "Мгновенники" доставят тебя действительно мгновенно в любую часть Дома - вертикальное движение на требуемом уровне сменяется горизонтальным, и ты на месте.
- Так и пешком ходить разучишься.
- Не разучишься. "Мгновенниками" пользуются только в исключительных случаях. А пешеходных дистанций сколько угодно - хоть два часа ходи. Самый дешевый способ.
- Разве лифты оплачиваются?
- Конечно. Специальные компьютеры высчитывают число поездок, определяют стоимость и зачисляют в твою графу расходов.
- Расчетливо, - скривился Майк и переменил тему: - А сейчас куда?
- К тебе. На триста семидесятый. Уровень - экстра-класс. Парк больше нью-йоркского. А этажом ниже - твой департамент; шагай пешком, лифта не нужно. Кстати, учти: "мгновенником" не поедем - спешить некуда, а баловство дорогое. Поедем на сплошной ленте: посмотришь по крайней мере все транспортные связки. И не забывай, что король транспорта - я.

Прошли галерею лифтов, широкую, как городская улица, и пестревшую расцвеченными по спектру дверьми. Выбрали синий.
- Скорость так себе, - пояснил Джонни, - зато все увидишь: шахта прозрачная.
Лифт не то чтобы медленно, но и не очень быстро пополз вверх сквозь высокие - метров до четырех - этажи. Синева двери поблекла и приобрела прозрачность стекла, позволяя увидеть то уголок большого конференц-зала, то магазина, похожего на суперрынки больших городов, то автоматического машинного цеха без единого человека, но со множеством белых, далеко отстоящих друг от друга дверей ("Квартиры", - шепнул Джонни), и коридоры с цветными дверями ("Горизонтальные лифты: видишь - половина черная, половина цветная"), и даже настоящий лес с высокими кленами и сосняком ("Целых три уровня - дивись, друг!"), незнакомым подлеском и дорожками, припудренными красноватым песком.

А лифт все шел: триста семидесятый этаж - целое путешествие. По пути увидели и футбольное поле с довольно высокими трибунами ("Тысяч на сорок", - подсказал Джонни), и бассейн с песчаными пляжами под полосатыми тентами от солнца ("Искусственного, должно быть", - подумал Майк) и загорелыми купальщиками в плавках и бикини. Наконец лифт затормозил, дверь засинела и раздвинулась, выпустив их на неширокую улицу с ярко освещенными витринами магазинов. Майк тотчас же подметил, что довольно малочисленные прохожие если и заходили в магазин, то на витрины не заглядывались, как это обычно бывает в фешенебельных кварталах больших городов, где покупатели обычно ездят на автомобилях, а пешком прогуливаются, чтобы поглазеть на витринные выставки. Здесь ездили на лифтах, а пешком ходили только для моциона, мысленно отметил Майк, пройдя пятидесятиметровую улицу и свернув в переулочек, напоминающий коридор на океанском лайнере. Одну из дверей его рыжий спутник открыл без ключа, набором цифр на панели, и тут же сбил рычагом цифровой пропуск: "Сам придумаешь". Тем и закончилось вознесение Майка в его трехкомнатный рай на триста семидесятом уровне.

И, подмигнув Майку: молчи, мол, - увел его в ванную с бассейном из черного мрамора, автоматическим аппаратом для массажа, душами и сушилкой.
Он тут же открыл все краны, и ванная наполнилась ревом Ниагары.
- Теперь можно говорить не рискуя, - тихо произнес он, присаживаясь на черный пластиковый табурет. - Кроме шума воды, никто ничего не услышит. А то все и везде здесь прослушивается.
- Микрофоны?
- Микротелепередатчики. И черт знает, где они вмонтированы. Никто не находит. Должно быть, в стенах: те звукосверхпроводимы. Если лет тридцать назад только подслушивали на расстоянии и в любой среде, то теперь научились и подглядывать. Микротелепередатчик зафиксирует каждый твой шаг, слово, жест и даже выражение лица. Тебе, электронщику, лучше знать, как это делается. Даже оставаясь один, ты не можешь быть уверен, что ты в одиночестве, а не под наблюдением парочки скучающих "астрономов".

У тебя ванна - мечта голливудской звезды и лаборатория - рай электронщика, а каждая из сотни кнопочек в столовой и спальне молчаливо взывает: жми, жми, жми! Нажмешь - и приемлешь все дары электронных данайцев, от слизывающей бритвы "Нежность" до ирландского рагу в чесночном соусе. Кстати, учти: с трехсотого этажа и выше - никакой химии. Все натуральное - и виски, и русская икра.

Утром он попробовал кнопки. Все сработало. И выстиранное, отутюженное белье, положенное накануне в белый пластмассовый ящик, и вкусный завтрак, и рюмка коньяку для бодрости. Автоматический механизм сменил и старые полуботинки на новые, более современные и изящные, из натуральной кожи. "Никаких заменителей" - видимо, такова была программа здешней потребительской автоматики. Но Майку вспомнились и слова Джонни о том, что с трехсотых этажей никакой химии. А до трехсотых? Что предлагала автоматика там? Надо было спешить в диспетчерскую, но Майк не воспользовался "мгновенником" у себя в холле - обычная лифтовая кабина на двух человек, кнопочная панель с цифровым набором, нержавейка и пластик. Он пошел пешком - надо же соблюдать "пешеходную дистанцию". На этот раз она привела по коридору к мраморной лестнице, застланной иранским ковром, спустила на этаж ниже и вывела на диспетчерскую - анфиладу холлов с раздвижными дверями разного цвета. У диспетчерской Майка был голубой с синим номером "36" и фамилией в металлической рамке. Место фамилии было пусто: его предшественник уже снял свою. Кстати, Майк так и не узнал ее и чувствовал себя неловко, пройдя автоматически пропустившую его дверь.

Майк осмотрел большой зал, не очень высокий - метра четыре-пять, не больше - с невидимым, но достаточно сильным источником света, дневного, как и всюду. По стенам тянулись блоки компьютеров со входными и выходными каналами, перфорационными лентами, вспыхивающими и потухающими глазками различных цветов, огромными, средними и совсем крохотными экранами с непрекращавшимся движением зубчатых и волнистых, тоже цветных линий и скользящими вдоль стен платформами управления.
Мое примечание: эти описания компьютеров, сделанные автором в начале 1970-х сегодня уже устарели... Помните, как у Жюль Верна все старомодно выглядело? Так и тут: что-то новаторское, а что-то уже не вписывается в общую картину ;-) Все это было уже знакомо, предстояло лишь разобраться, как говорится, что к чему, где видеофонная и телевизионная связи, где лучевая, где блокирующая автоматика и контрольные пункты.

Обеспеченность максимальная, жизненный уровень выше, чем в Штатах, и платят в два раза больше, и в три раза - чем в Европе. Нет ни забастовок, ни трудовых конфликтов, и профсоюзов нет, так что и пожаловаться все равно некому. Развлечения дешевле выпивки - стриптиз-бильярдные, бары и кино на всех этажах. Телевизоры принимают все программы Мегалополиса. А через каждые десять этажей - стадион или ринг, все виды спорта, от коньков на искусственном льду до тенниса на травяных кортах. Хотите билеты на матч века между тяжеловесом Дома Клайдом Биггерсом и чемпионом Восточного побережья Штатов Джимми Мердоком - нажмите кнопку под титром ФД. А здешние ЭВМ подсчитывают не только плату за телесвязь и видеофонную трепотню, но и за каждый ваш жест, подлежащий оплате. За кнопочные завтраки и души Шарко, за свежее мыло в ванной и пьяное изобилие в ресторации за углом. А когда наступит день получки, сумма вычетов может свести ее до нуля. И пойдет жизнь взаймы, в неоплаченном долгу у "Хаус Оушен компани", потому что кнопочные радости стоят не дешево. А цены на квартиры, в особенности на верхних этажах, так высоки, что оплачивать их могут только миллионеры. И представьте - платят. Работают в своих банках, маклерских конторах или адвокатских офисах в Нью-Йорке и Вашингтоне и ездят сюда на уик-энд - еще бы: Хаус, седьмое чудо, океанский простор и парки, повисшие над пенистой пропастью.

На нижних, "производственных" этажах, где находятся все промышленные предприятия Дома, - то же кнопочное, только уцененное изобилие. Жратва - химия, выпивка - пойло, развлечения - верблюжьи радости.

Со своими "тайнами мадридского двора". Я как-то попробовал вычислить на машине, где и по каким признакам распределяется трехмиллионное население Дома. Оказывается, два миллиона восемьсот тысяч с лишним работают в системе его предприятий, промышленных и торговых. Более полутораста тысяч - в Штатах или вообще нигде, только живут здесь, как на курорте. Что делают остальные несколько тысяч жителей Дома, компьютер не знал: не было входных данных, никакой, по существу, информации. Спрашивается: где же они работают, если не покидают пределов Дома, и куда исчезают с восьми утра до шести вечера?

В семь вечера Майк в белом смокинге, как это было принято на курортных приемах, воспользовался "мгновенником", и через полторы-две секунды неизвестно откуда возникшая воздушная волна мягко вытолкнула его из клетки лифта на внешний перрон четырехсотого этажа. Мимо него с возрастающей скоростью двигались одна за другой семь эскалаторных кольцевых дорожек шириной в три метра каждая. Все кольца до последнего паркового, двигавшегося уже вместе с внешней оболочкой Дома, были выкрашены, как и клетки лифтов, в последовательные тона спектра, от фиолетового до красного. На парковом вас встречал газон, переходящий в кустарник, а затем, как на лесной опушке, в рассыпной строй деревьев разных видов. Каштан соседствовал с белой акацией, а магнолия - с североморской сосной. Быстрота движения здесь совсем не ощущалась, настолько гладким и плавным было скольжение этой стометровой в поперечнике, удивительной по красоте лесного ансамбля внешней парковой полосы.

Дорогу Майк не искал. Уже первый попавшийся информационный киоск-автомат указал ее мелодичным, записанным на магнитную пленку голосом. Пешеходная дистанция и тут не оказалась слишком утомительным терренкуром. Ресторан под туго натянутой полимерной пленкой раскинулся совсем близко, прямо на траве среди цветников и кустарников, а кроны деревьев опускались над столами, днем даруя спасительную тень от субтропического солнца, а вечером - неяркий рассеянный свет от скрытых в их зелени электрических лампочек.

- Не любить Дом нельзя. Все, что о нем писали как о чуде, - правда, и я не стыжусь напомнить об этом. Я убежден, что это и вершина демографической мысли. Вообразите себе моря и океаны мира, застроенные тысячами таких домов. Островов хватит. Бермуды, Багамы, Гавайские, Соломоновы - мало ли их? А ведь такому дому-городу нужна только скала размером не больше футбольного поля. Все население Земли можно будет разместить в этих океанских волчках - пять, десять, двадцать пять миллиардов. Не страшен никакой демографический взрыв, никакая перенаселенность. На Земле останутся - я имею в виду сушу - только опустевшие города-музеи, свидетельство прошлого нашей цивилизации, охотничий рай лесов и поля -сельскохозяйственная кухня планеты. Воскреснут изобилие викторианских житниц, романтика древних странствий по миру и цветущая прелесть природы, не тронутой человеком. Давайте, Грэгг, строить такие дома по всем архипелагам мира. Вкладывайте в них свои миллиарды - выручите триллионы.
- Не так-то легко уничтожить Дом, - сказал Фрэнк.
- Чепуха. Одно попадание обыкновенной фугаски.
- Термоионные преобразователи, создающие ветровой вакуум вокруг вращающейся конструкции Дома, оттолкнут любую бомбу в море.
- А взрывная волна?
- Она изменит направление или расколется, обогнув Дом.
Я не сдавался:
- Есть же флот, наконец!
- Какой? Суперкраулеры-авианосцы? Тот же результат.
- А подводные лодки?
Фрэнк задумался.
- Подводные лодки могут, конечно, серьезно повредить или даже частично разрушить скалу, на которой поставлен Дом. Может быть, часть засекреченных рабочих и занята сейчас на подводных работах. Не так уж трудно создать мощную заградительную сеть для торпед и подлодок.

http://lib.ru/RUFANT/ABRANOW/whipptop.txt

Подытожим информацию, содержащуюся в тексте:

Вращающаяся оболочка. 450 этажей.
Население 3 миллиона человек
Высота 2 км – то есть высота этажа около 4,44 м.
Скала размером не более футбольного поля. Основание в диаметре 150 м и вершина такого же диаметра.

От 300-го этажа – привилегированные уровни
350-369 – диспетчерские Дома
370 – жилой для администрации Дома.
401-450 – миллиардеры

Переход от стабильной к движущейся части обеспечивают эскалаторы. 7 лент, выкрашенных в цвета спектра. Такие же цвета у лифтов. Грузовой лифт W – через весь Дом.
Кольцевые эскалаторы – ширина 3 м каждый.
Попытку реконструкции этих эскалаторов, переходных от вращающейся части Дома к неподвижной вы и видите на этой моей реконструкции в плане и разрезе (вверху справа).



Слева показан разрез всего Дома даже не с этажами - они в этом масштабе просто не видны, а с уровнями разных функций: жилые этажи, офисные и т.д.

Лестницы между этажами.
Улицы с искусственным видом на океан.
370-й этаж – жилой, с парком – при выходе из лифта (50 м) улица с магазинами, квартиры – в переулках.
369-й этаж – департамент по электронике. Окружность диспетчерской.
На верхних этажах – квартиры для миллиардеров.
400-й этаж – внешний парковый ресторан – главный этаж Дома! Вся администрация Дома. Парковый уровень, информационный киоск-автомат.
От 350-го этажа начинаются диспетчерские промышленных функций Дома.
Бассейн с песчаными пляжами.
Футбольное поле с высокими трибунами на 40 тысяч человек.
Три уровня леса.
Коридоры горизонтальных лифтов с цветными дверями.
Автоматический машинный цех с квартирами.
Магазин как суперрынок.
Конференц-зал.
Нижние уровни – ниже центрального подъемного вокзала.
111-116 – блокированные уровни – жилые на 20 тысяч жителей, там же бары за углом, а на внешней галерее рестораны цепочкой.
Стриптиз-бильярдные, бары и кино на всех этажах.
Через каждые 10 этажей – стадион или ринг, все виды спорта от коньков на искусственном льду до тенниса на травяных кортах.
Универмаги-гиганты.

А теперь - небольшой обзор современной архитектуры

Высочайший в мире небоскреб, каким становится Burj Dubai — "Башня Дубаи" в Эмиратах, пока что достигнет в высоту менее километра. На сегодняшний день здание уже миновало отметку в 460 метров высоты и 128 этажей. Но и будучи построенным, оно окажется более чем в 3 раза меньше "Волчка для Гулливера" по высоте:



Кстати, структура его плана тоже концентрическая, хотя за основу взят цветок:



Высота нынешнего рекордсмена — здания Taipei 101, расположенного в Тайване: 509 м.
http://www.emporis.com/en/wm/bu/?id=100765

Ближайший к "Волчку для Гулливера" проект это - Sky City 1000, но он пока тоже лишь концепция. Авторы позиционируют его именно как город, хотя на первый взгляд — это просто большой небоскрёб. Высота башни составляет 1 километр, при диаметре у основания 400 метров и 160 метров — наверху. Естественное освещение и открытый воздух создают комфортную среду обитания для 36 тысяч жителей. Многие из них здесь же и будут работать. Кроме того, в город каждый день будут приезжать 100 тысяч рабочих и служащих. И ещё — туристы.



Похоже на наш "Волчок для Гулливера"? ;-) Только не вращается и цифры поменьше. У этой же компании есть еще один проект: Holonic Tower. Высота этой башни "всего" 600 метров. Однако и это сооружение претендует на роль маленького города с жилыми кварталами, офисами, школами, ресторанами, кинотеатрами, выставками и так далее.



Ну а как обстоит дело с вращающимися зданиями в наши дни?

Первый шаг к проектированию вращающихся строений был сделан американским изобретателем, архитектором и дизайнером Ричардом Бакминстером Фуллером (Buckminster Fuller). Фуллер спроектировал целую серию продуктов под названием Dymaxion. Центральным произведением этой серии в 1940-х годах стал дом Dymaxion.
http://en.wikipedia.org/wiki/Dymaxion_house

Массовое строительство вращающихся домов одной из первых начала таиландская фирма Sunspace Rotating Homes. Дом Sunspace может поворачиваться вокруг вертикальной оси на 300 градусов, делая почти полный оборот. Но это малоэтажная форма, как и дом Фуллера http://www.rotatinghomes.com/

Вращающиеся рестораны мы в расчёт не берём.
О других вращающихся малоэтажках можно прочесть тут: http://www.membrana.ru/articles/global/2006/04/20/125500.html - приведу еще цитату оттуда:

Зачем же дому вращаться? Например, вполне обычные прихоти – нежиться на солнышке весь день или любоваться закатом и рассветом — непросто совместить с желанием никуда не выходить из дома. Но если вы живёте в Sunspace, то стоит протянуть руку к пульту управления – и можете наслаждаться хоть солнцепёком, хоть прохладой в тени, оставаясь в одной и той же комнате. Ну, а если вы ещё и страстный цветовод, то уж точно скоро станете и убеждённым приверженцем вращающегося жилья.

А есть ли многоэтажные вращающиеся здания? Да, есть:

Американская семейная пара — Элеонор и Ричард Фостеры (Eleanor, Richard Foster), решились построить вращающийся дом (Round House) еще в середине 1960-х. Их подобное гигантскому грибу здание, достроенное в мае 1968-го, поворачивалось в любом направлении на десяти различных скоростях. Самый быстрый полный оборот происходил за 50 минут, самый медленный — за полдня.

Наиболее интересно это здание: квартиры в башне Suite Vollard крутятся на 360 градусов. 11 этажей – 11 квартир – 11 хозяев. И все они вращаются. Поворачиваются на все 360 градусов. Хоть вправо, хоть влево. Здание с вращающимися квартирами было сдано под ключ в середине декабря 2004 года в бразильском городе Куритиба (Curitiba). И некоторые считают, что башня произвела революцию в архитектуре. Руководители проекта — архитекторы Бруно де Франко (Bruno de Franco) и Серджио Силка (Sergio Silka) — говорят, что это "произведение искусства, абсолютно новая концепция жилья". Каждая квартира, точнее — капсула вокруг центрального узла — вращается индивидуально, поэтому оборудована собственной, независимой от других системой двигателей. Чтобы привести квартиру в движение, нужно задействовать подобный компьютеру пульт дистанционного управления, закреплённый на стене неповорачивающейся части апартаментов.



Другим зданием, способным поворачиваться на 360 градусов, является 105-метровая башня Центра науки Глазго (Glasgow Science Centre). 2,5 минуты посетители в кабине добираются до вершины и оттуда обозревают город во всех направлениях.

Южноафриканская фирма Petrel Engineering в 2001 г. возвела дом, второй этаж которого площадью 280 квадратных метров делает полный круг за полчаса, а на самой медленной скорости следует за солнцем.
http://www.membrana.ru/articles/inventions/2004/12/27/202000.html

Самое новое среди вращающихся зданий отличает не просто наличие вращающихся этажей, а ещё ряд оригинальных идей, связанных как с работой здания, так и с его возведением. Но оно тоже еще не построено! Эта башня должна будет постоянно менять свою форму. 68-этажную башню Green Environmental Tower предлагает Дубаю же итальянская компания Dynamic Architecture.
Отдельное управление вращением каждого этажа, конечно, доставит хозяевам квартир массу удовольствия. Как водится, здесь предлагается засыпать с видом из окна спальни на закат, а просыпаться — с видом на восход. Однако, если позволить всем этажам вращаться согласованно, под управлением компьютера, возникают интересные эффекты. Ведь здание в плане – вовсе не круглое. http://www.membrana.ru/articles/global/2007/05/16/171700.htm



Другая концепция дубайского проекта, обнаруженная мной:





Как видите, "Волчок для Гулливера" пока еще дело будущего...
Tags: Архитектура, Концептуальность, Литература, Мегаполисы, Фантастика, Футурология
Subscribe

  • Записки из Каунаса, часть 2-я

    Второй день был посвящен повседневному Каунасу, если можно так выразиться. День выдался пасмурным и хотелось его украсить чем-то ярким. Например,…

  • Ностальгия по садам Венеции...

    Сегодня хочу рассказать о своей любимой Венеции, причем не с самого обычного ракурса. Довелось быть в этом городе дважды, в 2013 году и в этом. И в…

  • Фоторепортаж из рижского ботанического сада

    Однажды в студеную зимнюю пору я, нет, не из лесу вышла. А предлагаю вернуться в летний ботанический сад в Риге. Фото сделаны 16 августа 2017 года. И…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments

  • Записки из Каунаса, часть 2-я

    Второй день был посвящен повседневному Каунасу, если можно так выразиться. День выдался пасмурным и хотелось его украсить чем-то ярким. Например,…

  • Ностальгия по садам Венеции...

    Сегодня хочу рассказать о своей любимой Венеции, причем не с самого обычного ракурса. Довелось быть в этом городе дважды, в 2013 году и в этом. И в…

  • Фоторепортаж из рижского ботанического сада

    Однажды в студеную зимнюю пору я, нет, не из лесу вышла. А предлагаю вернуться в летний ботанический сад в Риге. Фото сделаны 16 августа 2017 года. И…