Рената (renatar) wrote,
Рената
renatar

Categories:

Об энтропии или как латышские собаки Павлову отомстили

Да простят меня присутствующие, но этот заголовок сам просился таким каламбуром... В одном из предыдущих постов рассказывала об усадьбе Сток-Морон из фильма о Шерлоке Холмсе, а теперь новые открытия, сделанные во время прогулки 27 июня по тихому местечку Кемери, о памятнике известному человеку, о нем самом и судьбе.



Как уже говорила ранее, случай занес нас в прошлую пятницу в Кемери и такой же случай в поисках некоторых местных достопримечательностей привел нас к одному из местных памятников. Информации о нем крайне мало, а история памятника и человека, которому он установлен, весьма поучительна, особенно для борцов, отстаивающих свои идеалы.

Вид на памятник в Кемери издалека:



Подходим ближе - на постаменте лапидарная, то есть предельно краткая надпись: "Pavlovs". Хорошо по этому поводу выразился oskar61 еще 1 сентября 2007 года:
Памятник не Петрову, не Сидорову (Си-до-ров!), а Павлову!
Надо полагать, этот тот Павлов, который приучил собак обедать при включенном свете.
Достойная скульптура человека в белых одеждах!

http://oskar61.livejournal.com/201110.html



Да, вот в том-то и дело, что имя известного ученого, физиолога ранее было у всех на слуху, называя его фамилию, сразу вспоминали о нем. И его опытах с собаками. Если опросить нынешнюю молодежь, не уверена, что многие поймут о ком, собственно речь...
Раньше было достаточно одной фамилии на постаменте, теперь же неплохо было бы видеть информационную табличку. Перечислю лишь некоторые факты и регалии (прочую биографию можно посмотреть по этим же ссылкам):

Павлов Иван Петрович (14/26.09.1849, Рязань – 27.02.1936, Ленинград), русский физиолог, удостоенный в 1904 Нобелевской премии за исследования механизмов пищеварения. Родился в семье приходского священника. Окончил в 1864 рязанское духовное училище, поступил в духовную семинарию. Под влиянием И. М. Сеченова Павлов решил оставить семинарию и в 1870 поступил на физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета. После окончания университета стал студентом третьего курса Медико-хирургической академии.

В 1907 Павлов был избран членом Российской академии наук, иностранным членом Лондонского королевского общества. В 1915 был награжден медалью Копли Лондонского королевского общества. В 1928 стал почётным членом Лондонского королевского общества врачей. В 1935, в возрасте 86 лет, Павлов председательствовал на сессиях XV Международного физиологического конгресса, проходившего в Москве и Ленинграде.

http://www.college.ru/biology/course/content/scientist/pavlov.html



Его именем названы:
# Станция метро и площадь в Праге (Чешская Республика).
# Улицы в чешских городах Оломоуц, Карловы Вары, Зноймо, Крнов и Фридэк-Мистэк (Моравскосилезский край).

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%BE%D0%B2,_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD_%D0%9F%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87



За рубежом есть немало обществ его имени, вот ссылка на одно из них:
The Pavlovian Society http://www.pavlovian.org/pavimages.htm



Ну и наконец нужно немного упомянуть и про собак http://medlistok.com/pavlov.asp





Основная суть экспериментов:

В 1890 году русский физиолог Иван Павлов использовал мнимое кормление для исследования роли центральной нервной системы в регуляции желудочной секреции. Для этого у животного (как правило, собаки) перерезают пищевод; его концы выводят наружу в районе шеи. Желудок прооперированной собаки сообщается с внешней средой специальным отверстием (фистулой). Если такая собака начинает есть, то пища не попадает в желудок, однако выделение желудочного сока всё равно происходит, так как раздражение рецепторов в ротовой полости передаётся в продолговатый мозг, а оттуда по нервным волокнам к желудку. Оно может продолжаться в течение нескольких часов. От одной собаки в течение одного сеанса мнимого кормления можно получить до одного литра чистого желудочного сока, используемого в медицинских целях.
http://www.college.ru/biology/course/content/models/pavlov/pavlov.html



Теперь наиболее интересный аспект вопроса - как Павлов относился к собакам?

Павлов всегда старался улучшить не только оснащение лабораторий, но и условия содержания животных. В 1892 году на деньги, пожертвованные институту Альфредом Нобелем (за успешную борьбу со вспышкой холеры), построили двухэтажное здание лаборатории с операционной и клиникой для выхаживания собак.

В 1896 году Павлов получил место профессора в академии. Бюджет лаборатории был невелик, и Иван Петрович из собственных средств выплачивал жалованье служителям, приобретал новых собак и еду для подопытных животных.

Это был передовой край биологической науки, и многие вопросы приходилось решать впервые. Например, содержание животных. В 1899 году собаки лаборатории Военно-медицинской академии вдруг стали погибать. Виной было чрезмерное увлечение одного сотрудника борьбой с микробами. В том, что собаки стали умирать значительно чаще, Павлов долгое время винил работников, считая, что они пренебрегают стерильностью во время операций. Но вскрытие погибшего пса показало следы отравления ртутью. Позже выяснилось, что старательный сотрудник, борясь с инфекциями, обливал стены и пол в клетках раствором хлорида ртути. Собаки облизывали стены, и сулема попадала в их организм, отравляя его.

Павлов лучше других знал, что после операции на головном мозге собака проживет 2–3 месяца, в лучшем случае не более 1,5–2 лет. И все же Иван Петрович переживал, если пес долго восстанавливался после операции, температурил... Зачем делать это, если животное все равно умрет?

«Когда я приступаю к опыту, – писал Павлов, – связанному в конце с гибелью животного, я испытываю тяжелое чувство сожаления, что прерываю ликующую жизнь, что являюсь палачом живого существа. Когда я режу и разрушаю живое животное, я глушу в себе едкий упрек, что грубою невежественною рукой ломаю невыразимо художественный механизм. Но это переношу в интересах истины и пользы людям».

Сотрудники Павлова вспоминали, что Иван Петрович, в жизни не отличавшийся легким характером, относился к животным неизменно тепло и ласково. И собаки отвечали ему взаимностью. Непросто это себе представить, но, бывало, что они сами ложились на операционный стол. Одного пса ученый выдрессировал так, что тот без всякой анестезии неподвижно лежал во время операции.

http://www.geo.ru/journalarticle/item/id/116/

И, наконец, при жизни Павлова появился такой вот памятник собаке:



Наибольшую известность в России и в мире приобрел "Памятник собаке", находящийся на территории парка Института экспериментальной медицины Российской Академии медицинских наук на Аптекарском острове. Его создал в 1935 г. скульптор И.Ф. Беспалов по идее академика И.П. Павлова. Цилиндрической пьедестал памятника украшен четырьмя барельефами, отображающими отдельные эпизоды из экспериментальной работы с собаками. Все сюжеты сопровождаются текстами И.П.Павлова. Два из них отражают нравственную идею памятника. Приводим их дословно: "Собака благодаря ее давнему расположению к человеку, ее догадливости, терпению и послушанию, служит даже с заметной радостью многие годы, а иногда и всю свою жизнь экспериментатору" и "Пусть собака, помощник и друг человека с доисторических времен, приносится в жертву науке, но наше достоинство обязывает нас, чтобы это происходило непременно и всегда без ненужного мучительства".
http://www.medline.ru/public/histm/medbuildings/iem1his.phtml



Еще о памятнике собаке и том, что отвечал Павлов прародителям "Гринписа":

Фигура животного неподвижна, и только в глазах можно увидеть или почувствовать горький упрек человеку за бесконечные жертвы, принесенные во имя науки и здоровья людей. Известный физиолог Иван Петрович Павлов, в начале прошлого века изучая рефлексы головного мозга в Военно-медицинской академии, использовал желудочный сок собаки для приготовления лечебных препаратов. При этом он экспериментировал на операционном столе над многими беспородными животными, что не могло не вызвать протеста общественности. Вопрос, ставший сегодня особенно злободневным, волновал общество и в давние времена.

В 1903 году председатель Главного правления Российского общества покровительства животных баронесса Мейндорф обратилась к военному министру с письмом протеста «О вивисекции как возмутительном и бесполезном злоупотреблении во имя науки». В ответ ученые дали дружный отпор защитнице животных, резко отозвавшись об антинаучном и ханжеском мнении баронессы.

«Нужно, во всяком случае, своеобразное состоянии души, — писали они, — чтобы одеваясь в меха и перья, ежедневно поедая разнообразных животных и птиц, участвуя в охотах и т.д., и т.д., словом, принося левой рукой страдания и гибель разнообразным живым существам, правой с негодованием кинуть камень в экспериментаторов, проповедуя им справедливость, любовь и сострадание к тем же существам...»

Иван Петрович Павлов высказал и свое личное мнение с позиции ученого-экспериментатора: «Когда я приступаю к опыту, связанному в конце концов с гибелью животного, я испытываю тяжелое чувство сожаления, прерывая ликующую жизнь, что являюсь палачом живого существа… Но это я переношу в интересах истины, для пользы людям. А меня, мою вивисекционную деятельность предлагают поставить под чей-то постоянный контроль. Вместе с тем, истребление и, конечно, мучение животных, только ради удовольствия и удовлетворения множества пустых прихотей остаются без должного внимания.»

Скульптура собаки во дворе Физиологического института им. И.П. Павлова (Петербург) символизирует покаяние ученых за жертвы, принесенные во имя науки, ценой гибели сотен и сотен животных.

http://informprostranstvo.ru/N5_2007/megapolis_N5_2007.html

Так что фигура Павлова далеко не столь однозначна, как можно было бы себе представить.



Но мало кто знает, что он до конца дней своих сохранял свои религиозные убеждения, о чем даже анекдоты существуют:

Чем больше вступаю в словесную перепалку с неверующими, тем больше всё это напоминает известный анекдот об академике Павлове. Павлов, выходя из Знаменской церкви в Питере (позднее уничтоженной, на её месте станция метро), осеняет себя крестом. Проходящий мимо красноармеец вздыхает, морщится, качает головой: "Эх, серость!".
http://mishchenko.livejournal.com/125472.html

А еще он известен диссидентскими высказываниями подобного рода:

«Мы живем в обществе, где государство — всё, а человек — ничто, а такое общество не имеет будущего, несмотря ни на какие волховстрои и днепрогэсы» (выступление в 1-ом Медицинском институте в Ленинграде по случаю 100-летия со дня рождения И. М. Сеченова
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%BE%D0%B2,_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD_%D0%9F%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Кстати, именно поэтому до войны даже не было памятников известному ученому.

Однако только в 1951 г. (хотя предполагалось сделать это в 1949 г. к его столетию, но сперва помешало "ленинградское дело", а затем Объединенная сессия, посвященная павловскому учению в 1950 г.) памятник академику И.П. Павлову был открыт на территории Института физиологии АН СССР в поселке Колтуши под Ленинградом. Это бывшая Биологическая станция ВИЭМа, вошедшая в состав Института физиологии в 1939 г.

Скульптор В.В. Лишев изобразил великого ученого в полный рост в медицинском халате, с доверчиво прижавшейся к его ногам беспородной собакой - постоянном объекте исследований. По мнению некоторых памятник не очень удался и его поставили в Колтушах, а может быть, в городской черте тех времен для него просто не нашлось места. Ведь академик был "неудобным" гражданином для сталинской номенклатуры.
РОССИЙСКИЙ БИОМЕДИЦИНСКИЙ ЖУРНАЛ Medline.ru

http://www.medline.ru/public/histm/medbuildings/iem1his.phtml



Тем не менее к столетию ученого был установлен памятник в Рязани:

Перед зданием Рязанской областной филармонии в 1949 году сооружён памятник гениальному физиологу И.П.Павлову, родившемуся в Рязанской области, в селе Ижевское. Скульптор памятники - народный художнику СССР М.Г.Манизер, удостоенный за эту работу Государственной премии СССР, а на его открытии присутствовали участники созванной в Рязани юбилейной научной сессии, посвящённой 100-летию со дня рождения учёного
http://ryazan-monuments.narod.ru/Pavlov1.html

О проблемах сохранности рязанского памятника:

За последние годы бронзовая голова доктора покрылась бледно-зеленым налетом. В подобном состоянии находится не только памятник Павлову.
http://www.rzn.rodgor.ru/gazeta/6/trables/130/



Еще в Интернете нашлось фото такого памятника Павлову, но без вразумительного комментария, где он находится - то ли в Петербурге, то ли где-то еще:



Теперь поговорим о памятнике в Кемери, с которого и начали наш рассказ. Очень интересно, что время, в которое был поставлен памятник, то же, что и у предыдущих. То есть пошла волна, реабилитировавшая Павлова в глазах Сталина? Напомню, что Сталин умер в 1953 году, и эта кампания пришлась на последние годы его жизни.

В Интернете в основном перепечатки одной и той же статьи, как на русском так и на латышском языке с небольшими вариациями:

20.gadsimta 50.gadu tēlniecību raksturo skulpturāls bareljefs „Tautas deja”, „Ķirzaciņa” un piemineklis krievu zinātniekam Pavlovam
http://www.bbi.lv/lv/news.php?r=7&news=186

Та же фраза на русском здесь:
В 50-е годы 20 века в парке появились скульптуры «Народный танец», «Ящерка» и памятник русскому ученому Павлову.
В 1983 году проводилось масштабное исследование парка. Уже тогда была констатирована необходимость реставрации дорожек и мостиков. Однако ликвидация курортной системы и длительное отсутствие владельца привели объекты парка в аварийное состояние.

http://www.spomir.ru/rass/spo_out&action=view_archive&id=20488&printable=1

Взглянем же на памятник в Кемери. Что-то не так в его облике, подходим ближе:



Отбит нос, как у статуй древнеегипетских фараонов и все заляпано красной краской:



И сделано это, по-видимому, не так давно, явно не "аварийное состояние" с 1983 года, т.к. на одном латышском сайте еще ничего такого на фото не наблюдается:



Кстати, на этом же латышском сайте, перечисляя достопримечательности Кемери, даже не потрудились хоть что-нибудь рассказать о памятнике, и кому он поставлен, ограничились фразой:

Padomju laika piemineklis pie peldiestādes
Перевожу: "Памятник советского времени перед купальным заведением"
http://www.velonoma.lv/kemeri/marsruti1.php

Так и сидит великий физиолог в поруганном состоянии:



Сделать такое с памятником могли только собаки. Люди на это, я надеюсь, не способны.

Местной толпе наплевать на чьи-то взгляды и идеалы, толпа идентифицировала русскую фамилию с ненавистным им советским режимом, и ей совершенно было все равно, каких идеалов придерживался этот человек, кем он вообще был, о чем думал, вандалы, не думая, по-собачьи расправились с ни в чем не повинным памятником. И это хороший урок всем, кто рассчитывает на справедливость и память от благодарных потомков - все будет предано забвению, оболгано и растоптано. Не это самое важное для людей - важнее откуда ты, и только. В пользу этого говорит и то, что ни один из близлежащих памятников Кемери такому надругательству не подвергся.



Вот что пишется в Интернете:

Близ заброшенных санаторных корпусов стоит странным образом сохранившийся памятник физиологу Павлову.
По парку Кемери можно гулять часами, собирать ежевику, ловить лягушек и любоваться гигантскими дубами. Все, что от Создателя, — в прекрасном состоянии, все, что от человека, — разрушено. Десятки побитых фонарей, разукомплектованные трансформаторы. Но так как людей здесь крайне мало, то и мусора почти нет, и скамейки целы. Редкий рижский вандал доберется до здешних мест.

После обеда аборигены, похожие на зомби, выползают на улицы Кемери. Вопрос с опохмелкой остро не стоит — в нескольких магазинах алкоголь представлен более чем щедро. Зато нет мяса — только колбасы и сосиски. Во всем Кемери — ни единого кафе, и только руины напоминают о популярном в тридцатые годы ресторане "Веселый комар".

http://rus.delfi.lv/news/press/vesti/article.php?id=12103458

И это так, в какой-то сотне метров от памятника, когда мы там были, собралась "теплая" компания с бутылками, говорящая по-латышски. Но ладно бы простой народ, но и власти ничего не предпринимают для исправления ситуации.
А ведь место не такое уж заброшенное, и люди ходят:



Самый центр Кемери, местоположение памятника отметила красным кружочком:



Как видите на фотографиях, в этом районе даже клумбы в порядок приведены:





Даже на покраску скамеек и новые мусорники денег хватило, а на то, чтобы приделать нос памятнику - нет.



Такая вот печальная история...
Но справедливости ради надо рассказать о памятнике Павлову в Туле, имеющем в чем-то сходную судьбу:

В Туле еще много-много ненужного железа, которое можно использовать в качестве готовых памятников вместо того, чтобы вылепливать, вырубать и отливать все новых и новых истуканов. К тому же с обезвреженной пушкой или пустотелым танком не могут произойти такие неприятности, какие приключаются с каменными, бронзовыми и гипсовыми людьми.

Наверное, нет в нашем городе более злосчастного гипсового неудачника, чем физиолог Павлов. Этот бодренький старичок с донкишотской бородкой пряменько сидит перед входом в больницу скорой помощи имени Семашко, где с утра до ночи бинтуют, гипсуют и штопают поломанных, разорванных и разрезанных людей. На этом гипсовом Павлове нет никакой таблички, поэтому большинство туляков, натурально, уверены, что перед ними именно нарком здравоохранения, в честь которого и названа больница. Однако их ненависть к Павлову, конечно, никак не связана с именем Семашко, так как о легендарном наркоме им известно еще меньше, чем о легендарном академике. Если какой-то злой демон и витает над изваянием эксцентричного ученого, то это души убиенных им собак.

Чего только не делали с бедным Павловым, который, между прочим, принес России первую из ее Нобелевских премий и остро критиковал большевиков за то, что они не принимают учиться поповских детей. То обольют всю голову белой краской, вызывающей неприличные ассоциации, то закидают каким-то навозом, то отломят нос, кончик бородки или еще какую-нибудь выступающую часть... Но апофеозом этого антипавловского вандализма стал случай, который по зубам только инженеру Гарину с его гиперболоидом. Однажды Павлову просто срезали голову до самых плеч, да так ровненько, словно по ниточке. Так он и просидел некоторое время, словно всадник без головы, уставший носиться верхом по прериям и присевший отдохнуть в дубовое кресло.

Честно говоря, я думал, что после такого вопиющего надругательства памятник наконец-таки уберут, но ничего подобного. Однажды ночью у него выросла новая голова, лучше прежней, как у Змея Горыныча. Даже не знаю, удалось ли сыщикам отдела культуры найти похищенную голову или местным скульпторам пришлось вылепить новую. Скорее последнее. Прежняя голова, как я уже говорил, была довольно обтерханная, а любому мало-мальски рукодельному ремесленнику, каких в Туле полно, раз плюнуть за пять минут вылепить такую ерунду. Вы бы видели, какие памятники бандитам они делают на кладбище!

Во время визита одного значительного лица (кажется, главы Китая товарища Цзян Цземиня, заинтересованного в поставках тульского оружия своей крепнущей стране) многострадального Павлова покрыли красивой серебрянкой, как оловянного солдатика, и, казалось бы, ему можно было расслабиться в его жестком кресле. Но не тут-то было. После еще одного исторического визита, кажется, Патриарха всея Руси Алексия II, этот сын рязанского священника, свернувший на дорогу научного материализма, некстати попался кому-то на глаза. На этот раз его решили ликвидировать. А заодно возникла необходимость переименовать больницу, поскольку основал ее не Семашко, а купец-филантроп Ваныкин. В газетах было опубликовано постановление департамента, равносильное приговору суда, и над второй головой Павлова занесли меч исторического правосудия. Но в это время в наэлектризованной предпраздничной атмосфере 9 Мая пронесся слушок о том, что Тулу собирается посетить сам Президент всея Руси Владимир Владимирович Путин. В слушок поначалу не очень-то поверили, но Павлова на всякий случай оставили в живых, только еще раз покрыли какой-то неброской красочкой. Так он и сидит там до сих пор, сухонький, прямой, неброский. А впрочем, я не проходил мимо больницы уже несколько дней и должен проверить, чтобы моя байка не лишилась документальной достоверности.

http://magazines.russ.ru/znamia/2004/1/haf.html

Вот сообщение о планируемом сносе тульского памятника:

Созданный из гипса монумент сильно обветшал. Ранее косметический ремонт делался на средства самой больницы, хотя на балансе этого учреждения он не находился. На восстановление памятника, как и на ремонт собственных корпусов, у больницы нет средств.
Финансирование обещают к столетию медицинского учреждения, а именно к 2008 году. Решение о демонтаже памятника уже подписано. Его место займет парковка для автомобилей пациентов больницы.

http://www.pravda.ru/culture/2002/4/10/187/3399_pavlov.html

Но, как видите, памятник остался, о чем свидетельствует этот список памятников Тулы от 6 февраля 2008 года, где среди прочих упомянут памятник физиологу И.П. Павлову – возле больницы им. Н.А. Семашко:
http://vtule.ru/news/event36281.html

Для того, чтобы тульский памятник привели в порядок, понадобился приезд Путина. Для того, чтобы отреставрировать кемерский памятник, нужен приезд нашего президента Затлерса? Он, конечно, бывший врач... :-))) Вы верите в истории с хорошим концом?

Во время поисков информации по теме было найдено много карикатур, посвященных Павлову и его собакам, которые я сделаю отдельным постом. Что любопытно: на англоязычных сайтах таких сюжетов намного больше - Павлов невероятно популярен в странах Старого и Нового света. Кроме Латвии. Но и правильно, кому же еще мстить за невинных собак?
Tags: Земгале, Кемери, Латвия сегодня, Памятники, Персоналии, Юрмала
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 84 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →